люда сипкина (горина) предлагает Вам запомнить сайт «РЕБЁНОК.RU»
Вы хотите запомнить сайт «РЕБЁНОК.RU»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Каждый новый ребёнок – новая и чудесная краска на палитре семьи, где художник – жизнь.

Как спасти ребёнка от АУЕ?

развернуть

Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36 05/09/2018

Банда подростков продолжает наводить ужас на жителей Петербурга.

Романтизация преступности вовлекает в банды новых членов. Но как противостоять «пропаганде АУЕ»?

За несколько дней жертвами подростков стали больше 16 жителей Петербурга. Массовое избиение и грабёж случились в Таврическом саду и продолжились на улицах города. 24-летнему учителю сломали челюсть, его другу — нос, на пожилую женщину напали на остановке и бросили без сознания. На следующий день стая отморозков громила аптеку, шлагбаум и дворы...

Как остановить малолетних правонарушителей? Можно ли оградить детей от криминальной среды, в которую они теперь всё чаще вовлекаются через новое движение АУЕ — «арестантский уклад един»? И реально ли перевоспитать «бандитскую молодёжь»?

Как спасти ребёнка от АУЕ?Рассуждает старший научный сотрудник лаборатории когнитивных исследований Института общественных наук РАНХиГС, кандидат психологических наук Кирилл Хломов.

— Среди ребят, напавших на педагога, были ранее судимые. Это говорит о том, что, увы, система профилактики, социально-психологического сопровождения подростков из группы риска, система реабилитации совершивших правонарушение у нас пока не работает. Подросток, у которого возникли сложности и недопонимание в семье, школе и которого отвергают сверстники, будет пытаться найти признание и уважение, ощущение безопасности, в другой, альтернативной среде. Например, в преступной, в так называемой тюремной романтике. А как только он туда попадает, то люди начинают ещё больше его пугаться, стремиться упрятать в тюрьму, а не разобраться и помочь вернуться к нормальной жизни. Вот представьте, сейчас этих подростков из Петербурга будут пытаться устроить в школы. Каждая нормальная школа предпримет все усилия, чтобы от них избавиться под предлогом того, что нет мест и т.п., а на самом деле недостаточно ресурсов — педагогических, материальных, чтобы обеспечивать им нормальную социализацию. То есть эти подростки будут вытесняться и дальше из общества. Получается замкнутый круг.

В западных странах поняли, что только на страхе наказания далеко не уедешь и проблему с подростковой преступностью не решишь. Поэтому там строят реабилитационные центры для подростков-правонарушителей, где с ними ведут работу психологи, соцработники, педагоги. И одновременно специалисты работают с их семьей. Ведь если просто посадить их в тюрьму, толку много не будет. Да, для кого-то наказания и чувства вины будет достаточно, чтобы предотвратить повторное правонарушение. А в большинстве случаев это только способствует криминализации. По статистике очень большое количество рецидивистов — это подростки, которые отсидели, вышли из тюрьмы и в течение 72 часов совершили повторное правонарушение.

— Чаще в криминальные банды попадают дети из неблагополучных семей?

— Неблагополучие в семье, скорее, приводит к агрессивному поведению, которое выражается в нападении на учителей, одноклассников, совершении суицидов. Что касается именно движения АУЕ, то определяющей причиной я бы назвал распространённость в регионе криминальной субкультуры. Больше всего АУЕ распространено в районе Забайкалья, Бурятии, на Дальнем Востоке, где традиционно много мест отбывания наказаний — колоний, лагерей. Потому и молодёжь пропитывается преступной субкультурой. Притом эти регионы небогатые, в них ниже уровень жизни, а значит и направить молодёжь на преступный путь в какой-то мере легче. Хотя если мы говорим о серьезных правонарушениях, то какие-то сложности в отношениях в семье, конечно, будут. Ведь если бы у родителей не был потерян контакт с ребёнком, они могли бы повлиять на него в лучшую сторону.

— Разве можно перевоспитать подростков, подобных тем, что орудуют в питерской банде? Не поздно ли это делать в 15-17 лет? Они чувствуют свою безнаказанность, силу и не желают никому подчиняться.

— Ну почему же нельзя? Как раз именно в подростковом возрасте это возможно. Вспомните опыт Макаренко. Главное — сделать так, чтобы у подростка была альтернатива. Иногда при работе с ребятами из группы риска совершают ошибки, как например, собирают всех подростков-правонарушителей и проводят для них командообразование. В результате получается сплоченная банда. Задача — выстраивать альтернативные ценности и альтернативные отношения, чтобы эта иная, новая жизненная траектория стала для подростков привлекательней и интересней.

— Альтернатива — это привлечение в военно-патриотические клубы?

— Не обязательно. Не все подростки идут в криминальную среду, потому что им нравятся драки, «стрелялки», воровской жаргон и т.д. Мотивы могут быть разными. У каждого своя неудовлетворённая потребность, которая приводит его в криминальную среду. Важно этот мотив и потребность понять, чтобы предложить альтернативный, более приемлемый обществом способ его удовлетворения. Некоторым подросткам удаётся переключиться на педагогическую деятельность с преступной — через вожатство, шефство старших над младшими. Других спасает волонтёрство — работа в командах по восстановлению памятников архитектуры, даже помощь детям с умственной отсталостью. В начале 2000-х годов мы с командой психологов организовали работу с такими подростками в специальном лагере в Ачинске, где проводили совместные тренинги с подростками правонарушителями и обычными ребятами. Задача была сделать так, чтобы подростки встречались с другими, не криминальными вариантами организации жизни, с людьми, которые к ним нормально относятся, а не только пугаются, видят в них не только преступников, а что-то другое. В итоге из 50 детей, которые имели сроки по серьёзным статьям, повторно была осуждена только одна девочка.

Ещё один важный компонент работы с такими подростками — это программы заглаживания вреда. Зачастую подросток, который совершает правонарушение, потом не встречается с жертвой, не видит её страданий. Есть суд, наказание, штраф, но нет извинений, наглядности того ущерба, который он нанес. Если же параллельно с судебным процессом готовится и проводится встреча преступника и жертвы (с согласия судьи и самого пострадавшего), то шансы избежать повторных правонарушений повышаются. Думаю, в случае с питерскими подростками такой подход был бы возможен.

Одна из составляющих программы профилактики правонарушений, которую можно проводить в школах, — повышение правовой грамотности подростков. Довольно большой процент правонарушений совершается потому, что подросток не предполагает последствий своих действий. Например, берет чужой мобильный телефон «просто поиграть». А на него заводят уголовное дело за кражу в значительном размере, потому что мобильный стоит больше 30 тыс. рублей.

— Что могут сделать родители, чтобы вовремя оградить ребёнка от опасной среды?

— Звучит банально, но — интересоваться своими детьми, разговаривать с ними, вникать в их заботы и проблемы. Предоставлять ребёнку свободу действий, но не допускать вседозволенности.


Источник →

Ключевые слова: право, школа
Опубликовал Игорь Сипкин , 05.10.2018 в 04:02
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Присоединиться

Поиск по блогу

Люди

930 пользователям нравится сайт rebenok.mirtesen.ru

Последние комментарии

Людмила Чайковская
спасибо
Людмила Чайковская Торт молочная девочка
леонид жильцов
schenin Шенкевец Нина (Попова)
Алатырка
Наталья Зимина
Алатырка
Наталья Зимина
У  всех упоминаются директора, не мелочь.
Наталья Зимина Почему педагоги уходят из школ. Мнение трёх преподавателей
Galya Fedorova
Инна Тимофеева
Сибирячка